Vitamins, Supplements, Sport Nutrition & Natural Health Products

ОБРАЩЕНИЕ АВТОРА К ЧИТАТЕЛЯМ

Дорогие читатели. Спасибо вам. Всем тем, кто отнёсся к Анастасии с добром и пониманием. Я и предположить не мог, что она, действительно, будет способной вызвать столько чувств и эмоций. Мне очень хотелось бы самому ответить на все ваши письма, но пока на то нет физической возможности. Последние строки этой книги я дописывал, находясь на Кавказе, где с местными археологами и энтузиастами завершал исследовать дольмены, о которых говорила Анастасия. И мы с местными археологами нашли их. Увидели своими глазами. Сфотографировали. Это древние каменные сооружения. Им десять тысяч лет. Они имеют функциональное назначение и для сегодня живущих людей. Находятся в горах Кавказа, недалеко от городов Новороссийска, Геленджика, Туапсе. Они предшественники египетских пирамид. Но местные жители не придавали им должного значения, потому что не знали их предназначения. Дольмены причислены были к историческим памятникам, но разрушались местными жителями. Растаскивались их плиты, даже церковь из них построили в пос. Береговое, и это, думаю, ужасное кощунство. Может быть, поэтому и были зверски растерзаны на Кубани сорок священнослужителей в наш революционный период, по одному за каждую плиту дольмена. Люди растаскивали эти плиты, не зная до конца, что это такое. Теперь, когда Анастасия рассказала о них, думаю, всё изменится. Удивительно, но факт, многое из ею сказанного уже подтвердилось.

И даже пульсацию, о которой говорит Анастасия, энергии радиационного фона Земли у дольмена местная СЭС зафиксировала и сделала официальный протокол. Я решил печатать из всего ею сказанного и показанного только то, что найдёт прямое или косвенное подтверждение наукой, вещественными предметами, историческими фактами.

Хотя мне начинает казаться, что необходимо ещё и слушать просто сердцем. Так будет быстрее. Потому что на подтверждение иным способом уходит очень много времени. Как, например, с дольменами.

Почти полгода ушло, пока собрал исторические материалы, лазил по горам, чтобы убедиться в их существовании своими глазами, фотографировал. Убедился. А в итоге получается, что если бы сразу поверил, можно было бы эти полгода на что-нибудь другое использовать. Получается, что от умения верить многое зависит.

Мне удалось побывать у Анастасии второй раз. Увидеть сына, которого она родила. И как она с ним обращается. Необычно обращается. Ещё пришлось узнать от людей, подвозивших меня на лодке к берегу, о попытках отдельных людей – одиночек и групп — проникнуть в места обитания Анастасии. Наверное, многие хотят пообщаться с ней из добрых побуждений. Но мне пришлось узнать от подвозивших меня и о группе сволочей, которые расположились на берегу, использовали вертолёт, фотографировали местность и хотели схватить её. Ей пришлось выйти к ним из тайги, говорить с ними, а потом заставить их уйти, несмотря на попытки захватить её физическим путем. Я расскажу об этом во второй книге. Прошу только - не трогайте её, не надо её беспокоить. Теперь, после этих сволочей, местные охотники стреляют без предупреждения в чужаков, появляющихся в этих местах тайги. Конечно, это нехорошо. Но я думаю, пусть стреляют. Местные таёжные охотники, оказывается, знали о её существовании ещё до меня. Только никому не рассказывали. И сами никогда не заходили на её территорию. Местные люди общались с ней только тогда, когда она сама к ним выходила. Меня стало мучить сомнение, зачем я рассказал о ней, да ещё местность не скрыл, особенно в первом издании книги, и фамилии людей, и название теплохода, на котором ходил, не изменил.

Анастасия немножко успокоила, сказав: - “Ничего. Я ведь сама захотела всем людям открыться.”

Но я теперь понимаю. Не надо было всё точно указывать. И впредь постараюсь быть более осторожным.

Но всё же ещё раз хочу попросить: не беспокойте её, пожалуйста, она всё и так скажет, что сама считает нужным. Не надо убивать её так, как мы убили уже одну таежную семью. Семью Лыковых, о которых писал В. Песков в “Комсомольской правде” в статье под названием “Таёжный тупик”. Насколько я знаю, теперь осталась только одна Агафья, которая умирает от рака, беспомощная, вывезенная из тайги. Надо же, как получилось. Веками жила семья Лыковых в тайге, а после встречи с нашей мудрой цивилизацией вымерла. Так в чём же он тогда – истинный тупик?

Я понимаю желание многих общаться с ней. Но она же не может встречаться и говорить со всеми. И ребёнок ведь у неё маленький совсем.

Если у кого-то есть желание обменяться информацией, я посоветую обратиться в Московский исследовательский центр “ИЦ Анастасии”.

Общественное объединение “Анастасия”, клуб функционируют в г. Геленджике Краснодарского края. Возглавляет его Ларионова Валентина Терентьевна — краевед с тридцатилетним стажем, объединившая вокруг себя местных краеведов и людей иных профессий, не равнодушных к духовному наследию своего края, к его экологическим проблемам. Это одно из первых региональных общественных объединений, организованных читателями книги Анастасия.

Его члены сделали, на мой взгляд, серьёзное открытие. Используя информацию Анастасии, они вернули России, а может быть и миру забытые святыни наших предков и сейчас принимают гостей, желающих их посетить, проводят экскурсии по местам, о которых говорила Анастасия.

О Геленджике Анастасия сказала: - “Этот город мог бы быть богаче Иерусалима и Рима, но по причине забвения первоистоков его правителями этот город умирает.”

Я думаю, что не правители мирские, а разбуженные Анастасией души простых людей восстановят этот и другие города и посёлки.

И ещё. Сейчас про Анастасию говорят многие целители, маги, проповедники. “Букашки мы перед нею”, – сказал председатель фонда целителей России Миронов.

Я видел видеокассету с записью выступления Виссариона, руководителя одной из духовных конфессий, где он, выступая перед большой аудиторией, назвал Анастасию “...идеалом женщины, к которому нужно стремиться”. Сказал: “Её способность делать умозаключения, разумный уровень мышления вообще превышают уровень мышления современного человека”. Сейчас эту видеокассету переписывают и распространяют.

Примерно так же отзываются о ней люди с необычными способностями, живущие в Индии.

Ещё Виссарион сказал, что Анастасии в настоящее время изучает нашу жизнь, но, к сожалению, ей не удалось встретиться с настоящим мужчиной. Потом мне сообщили, что есть ещё на земле один парень в Австралии, примерно такой же, как Анастасия, и они встретятся.

Я, конечно, совершенно не претендую на роль “настоящего мужчины”, даже от мысли далёк такой. Но, может быть, преждевременно её сватать? И не надо так сильно её идеализировать.

Именно идеальное отношение к Анастасии помешало вовремя увидеть то, что она вытворила. Вы только спокойно и рассудительно подумайте, что произошло. Родился ребенок. И я его на руках держал, слышал, как бьется его сердечко. Ребёнок есть. Он растёт. А документа – свидетельства о его рождении – нет. Вырастет он, захочет, к примеру, поехать куда-нибудь, может, заграницу, посмотреть мир захочет. Кто ему загранпаспорт оформит? Какой страны он подданный? Что ему сказать тогда? “Да, ты знаешь, как-то не подумали о твоих документах. Ты уж сиди тут в тайге”.

Я обращался в юридическую консультацию по вопросу свидетельства. Юрист сказал, что нужно было Анастасии рожать в какой-нибудь больнице – тогда, даже несмотря на отсутствие у неё медицинской карточки, выдали бы справку о рождении, на основании которой и можно было бы свидетельство о рождении оформить.

“Существует и второй вариант, - сказал юрист - можно подбросить ребёнка в какой-нибудь детдом. Они ему документы сделают. У детдома такая возможность есть. А потом его усыновить”. Но этот вариант как-то не лежит к душе. Да и Анастасия, думаю, не согласится на него. А как быть? Когда я ей говорил о свидетельстве о рождении, она сказала:

– Конечно, хорошо, если бы оно было. Как у всех людей, так и у нашего сына. Я это упустила, не продумала. Но ты не беспокойся, всё ещё может образумиться.

Заметьте. - “Я это упустила, не продумала”. Вполне возможно, она ещё чего-то наупускала, не продумала раньше и способна сделать это в будущем. Следовательно, нельзя полагаться полностью на выстраиваемые ею планы. Думаю, нужно их внимательно рассматривать и где-то самому корректировать под нашу действительность.

Ещё говорят, что это за горе-предприниматель. Никак не может достаточного количества экземпляров книги напечатать.

Да. Пока не могу. Потому что не продал ни одному издательству эксклюзивного права на издание книги.

Не хочу, чтобы кто-то эксклюзивно распоряжался рукописью и делал с тиражами, что хочет.

С которыми я разговаривал, считают: “...Надо стиль подкорректировать на более литературный. В настоящем виде книгу “вытягивают” информация и монологи Анастасии”.

Мой язык считают “кондовым”. Название предлагают более броское, чем-то похожее на “Таёжный тупик”, “Целительница”, “Инопланетянка”. Но я не считаю Анастасию инопланетянкой и не считаю, что она находится в тупике таёжном. Она, ведь, хочет быть просто человеком. Конечно, можно, используя авторское право, отстаивать своё мнение и перед издательствами, но слишком много времени затратится на это.

По мере поступления средств от продажи предыдущих тиражей, я заказываю в типографии, минуя издательство, следующие. Так постепенно книг будет достаточно. Если кто-то хочет помочь на взаимовыгодных условиях, пожалуйста, но без передачи эксклюзивного права.

Также вынужден сказать о некоторой ситуации, связанной с моими взаимоотношениями с семьей. Много писем и звонков с этим вопросом поступает в московскую группу, занимающуюся распространением книги. Жалуются, что нет внятного ответа на звонки и письма по указанному в книге домашнему адресу.

Вернувшись из экспедиции, я сразу уехал из Новосибирска. О дальнейших событиях будет рассказано в следующей книге.

Сейчас знаю, что моя фирма “разваливается”. И некому там отвечать. Я займусь ею и восстановлю после того, как закончу писать. С женой разговаривал только по телефону. Это сугубо личный разговор. Однако, прошу у писавших извинения за задержку ответов и отправку экземпляров книг. Сейчас там моя дочь Полина. Я с ней встречался. Она всё исправит, и впредь такого не должно повториться. Мы много говорили с дочерью, и она всё понимает. Чуть позднее я планирую приобрести сотовый телефон и тогда смогу больше общаться лично.

Я обязательно отвечу на все приходящие письма и, может быть, смогу опубликовать их. Они достойны того. Они о России, о любви, о светлых устремлениях. В них та энергия, о которой говорила Елена Ивановна Рерих в своей книге “Живая этика”. Спасибо Вам за такие письма. Но на одно письмо, на письмо тринадцатилетней девочки из Коломны по имени Настя, есть необходимость ответить сейчас, как и другим таким же девочкам, уже написавшим и пишущим. Вот это письмо:

Здравствуйте, Владимир Мегре!

Пишет Вам Шапкина Настя, из города Коломна. Мне 13 лет, я учусь в седьмом классе. Я прочитала Вашу книгу “Звенящий кедр. Анастасия”. Мне она очень, очень понравилась, даже не “понравилась”, это слово сюда не подходит (звучит очень сухо), после этой книги на душе стало теплее и радостнее. Мне рассказывали про неё в больнице очень много, у меня серьёзное заболевание, в больницу я ложусь каждые два месяца, и мне очень хочется выздороветь. И Ваша книга была как лучик света среди всей этой темноты и бескультурья. Мне очень хочется встретиться с Вами, а главное, с Анастасией, Вы не могли бы мне помочь? Сейчас Вы, наверное, думаете: “Какая некультурная, какая наглая”, – но это не так. Понимаете, так устроен каждый человек, пока он не увидит собственными глазами, никому не поверит. Я даже не знаю, верить или нет (мама не верит, да и все вокруг не верят), это так фантастично. А все-таки почему бы и нет, если честно, я верила, я очень верила, но все вокруг говорят: “Сказки, сказки”. Я запуталась. Помогите мне, пожалуйста. Я думаю, Вы очень смелый человек, Вы написали правду, может быть, и не всю, но большую часть, это уж точно. Что между Вами и Анастасией было, что Вы оскорбляли её, а потом оказывалось, что она не виновата; да много разного, и всё же, мне кажется, нельзя так вот оскорблять человека, даже если, предположим, она ненормальная или шарлатанка (но это сугубо личное мнение, Вы можете с этим и не согласиться).

Владимир (извините, я не знаю Вашего отчества), у Анастасии родился ребенок или нет, и, если родился, то кто, мальчик или девочка, и как на это отреагировала Ваша жена?

И последний вопрос, Вы писали, что дедушка и прадедушка Анастасии шлифовали кусочек кедра пальцами, но чтоб это делала Анастасия, об этом в книге не сказано, Вы это упустили, или это так и есть на самом деле?

Пожалуйста, ответьте мне. (я понимаю, Вам такие письма мешками носят, ну, хотя бы три строчки).

До свидания!!!

Анастасия.

Здравствуй, Настенька! Ты обязательно будешь здоровой, сильной духовно и красивой девушкой. Я попрошу Анастасию, как только снова буду у неё, чтобы она тебе помогла. Правда, Анастасия своеобразно относится к исцелению. Она считает, что болезнь — это разговор Бога с человеком. Болезнь может быть предостережением или спасением от чего-то более страшного, и она показала мне такие случаи, я расскажу о них потом в новой книге. Я попробую её убедить. Хотя она очень упорно отстаивает свои взгляды, утверждая: -только сам человек, своим духом и осознанностью может излечиться от чего угодно без отрицательных последствий, постороннее вмешательство часто вредит.

Настенька, судя по степени твоего восприятия, ты и сейчас духовно здоровее многих, а это главное. Я начинаю понимать, что это действительно так. Что касается веры и неверия в существование Анастасии окружающими тебя, отвечу словами человека на одной из встреч с читателями. Когда мне в очередной раз задали такой вопрос, он поднялся и громко произнес: “Люди! Вы держите в руках порыв вдохновения, клокочущую мысль, призыв и идею! Они у вас в руках. Что ещё вы хотите? Кровь, мочу и кал для анализа? Без них Вы никак обойтись не можете. А ведь главное и значительно большее доказательство уже в ваших руках”.

Понимаешь, Настенька, я понял, что для многих Анастасия не совсем удобна и они хотят, чтобы её не было. Ведь она разрушает многие технократические приоритеты, условности и постулаты. На фоне чистоты, от неё исходящей, вдруг начинаешь видеть собственную грязь, а этого не всегда хочется. Ведь мы хотим считать себя такими хорошими, умными и совестливыми, что бы ни делали.

Анастасия говорила: - “Я существую для тех, для кого существую”.

Мне казалось, ничего особенного в этой фразе не кроется. Кто хочет – пусть верит. Кто не хочет – пусть не верит. Однако ошибся. Одни читают, и ничего с ними не происходит. Другие... Их души рождают великое чувство любви, добра, вдохновения. И льется в мир весенним дождём великая поэзия любви, поэзия души, способной воспринимать свет, усиливать его и отдавать другим. Это те, кто чувствует её и знает, что она СУЩЕСТВУЕТ.

А жена, Настенька, отреагировала так, как сделали бы, наверное, большинство женщин. Разговаривали мы с ней только по телефону. Зато моя дочь Полина готова помочь мне. Она всё понимает, привозит мне письма и твоё привезла.

Ты говоришь, что нехорошо с моей стороны так оскорблять было Анастасию. Нехорошо. Сейчас я такого бы не сделал. Мы одни и те же и разные в разные времена.

Сын родился. Он такой крепыш. Улыбается всё время. И Анастасия весёлая и жизнерадостная.

Привет тебе, твоей маме.

Счастья тебе и радости в жизни. Ты достойна того.

Ты сильная. И сможешь окружающих тебя сделать более осознанными и счастливыми.

* * *

Что касается верующих, изысканий и их вопросов.

Я разговаривал об Анастасии со священнослужителями нашей православной церкви и с представителями разных конфессий. Одни о ней хорошо отзываются, другие с опасением говорят, что она, скорее всего, язычница. Может переломать вероучения, вызвать идолопоклонство или ещё что-то, ранее неведомое. Нехорошо, что она некрещёная.

Более подробно о её отношении к религиям сказано во второй книге, и оно действительно весьма необычно. Здесь приведу лишь несколько высказываний.

– Понимаешь, уже то хорошо, что они говорят о душе, о добром и светлом. Кто достойнее? Не смогу судить.

– А секты? Секты, которые запретили. Теперь всем ясно – они не туда шли. Неверно действовали.

– Ты так считаешь? Тогда представь. Идёт группа солдат. Один вперед вырвался или в сторону пошёл и подорвался на мине. Можно, конечно, сказать: - “Не туда он пошёл, неверно действовал. Но можно сказать, что тем самым он и спас других”.

– Всё же, какая религия тебе ближе, понятнее?

– Владимир, если бы ты никогда не видел и не разговаривал со своими родителями, то, наверное, был бы рад каждому, кто тебе расскажет о них. Даже если немножко по-разному будут говорить. Где истина, ты сам можешь определить, разобравшись в себе, ведь ты и есть потомок, дитя своих родителей. Но мне посредники не нужны...

* * *

Ну, ладно. Хватит о сомнениях. Есть весьма приятные проявления, всё же сделанные Анастасией в нашей действительности.

Больше всего я не верил, что она действительно сможет что-то там заложить в текст книги. Эти свои сочетания, ритмы, как она говорила, - из глубин вечности. Но после выхода первого издания книги всего в четыре тысячи экземпляров произошло невероятное. У многих людей были вызваны такие эмоции и чувства, что мгновенно посыпались стихи. Сейчас их уже много. Пишут просто люди, не профессиональные поэты. Стихов столько, что можно издавать отдельный сборник.

В московской группе, занимающейся исследованием Анастасии, говорят, что ни в каких временах прошлого и сейчас в мире не существовало ни личности, ни образа, способного вызвать за столь короткий срок такой поэтический всплеск.

Удивительно ещё и то, что в первой книге почти ничего не говорится о вере, о России, а в большинстве своих стихов, прочитавшие говорят о светлых устремлениях, о вере, о России. И мне кажется, очень вдохновенно говорят. И это меня успокоило, относительно воздействия Анастасии. Потому что в Библии сказано, как распознать плохое и хорошее, лжепророка от несущего истину. В Библии сказано: - “По плодам их о них судите”.

И если устремления Анастасии, её сочетания вызывают такие светлые поэтические чувства, то это хорошие плоды.

Я даже подумал: - если так дальше будет продолжаться, то она точно сделает, по крайней мере половину россиян поэтами, влюбленными в свою Родину, землю, окружающую природу.

Я рассортировал стихи на несколько стопок по принципу: от неизвестных авторов, от военных, от людей, поставивших свои подписи, чиновников. И знаете, что такая сортировка показывает?

Зря мы иногда начинаем делиться в обществе, обвиняя в своих бедах отдельные категории людей, предпринимателей, военных, чиновников. У всех одинаково бьются сердца, среди всех категорий есть люди искренне стремящиеся к светлому, доброму.

А беды. Беды свои каждый сам, наверное, и производит.

В этом издании книжки я решил опубликовать из каждой стопки по одному стихотворению.